Лев Зонов
Смотрите в небо чаще...

 

Добрые пародии

 

 

 

 

 

 

 

[107]

 

ПАРОДИЯ НА БУЛАТА ОКУДЖАВУ

(на мелодию "Черный кот")

Много песен Окуджава
Сочиняет и поет,
Он поет себе, а слава
По пятам за ним идет.

Популярен, современен,
Никогда не одинок,
Он интимен, откровенен,
Он и мелок и глубок.

Он, как бремя, славу носит,
У него усталый вид,
Каждый встречный песню просит
И спасибо говорит...

(на мелодию "Надя-Наденька")

Пусть кони черными колышут гривами,
Гитару в руки взять спеши, спеши.
Под семиструнную спой за двухгривенный
Любую песенку мне для души.

(на мелодию "Тратит меня, тратит")

Лишь он гитару возьмет,
Тоска за сердце схватит,
А он поет, поет, поет -
Надолго ли хватит? ...

(Я хочу, чтобы хватило надолго!)

1963

 

 

 

 

[108]

 

Но, к великому сожалению, хватило Его только на 34 года. В эти дни, когда уже верстался сборник моих песен, Булата Шалвовича не стало...

В печальный день его похорон, когда многие и многие тысячи его почитателей каждый по-своему прощался с Великим Поэтом и Человеком, я написал свои восемь строчек прощания с ним:

Он цену знал добра и злата,
Нам, как маяк, светил во мгле.
Не стало Вещего Булата, -
И стало пусто на Земле...

В наш век суровый, быстротечный
В стихах и песнях будет Он
Идти по нашей жизни вечно -
Любви и чести эталон.

19 июня 1997г.

 

 

 

 

[109]

 

ПАРОДИЯ НА ЮРИЯ КУКИНА

(написана во время его первого выступления в г.Свердловске на мелодию "За туманом")

Понимаешь, это странно, очень странно,
Почему я все про запахи писал?
Я гонялся за туманом, за туманом -
Обоняние свое тренировал.
     Нюхал горы и болота,
     Не беда, что часто рвота, -
     Я обнюхал добросовестно тайгу.
     И все нюхаю и нюхаю чего-то,
     Потому что я не нюхать не могу.

Понимаешь, я тебя не понимаю,
Вроде я и не законченный чудак.
Столько лет тебя люблю и обоняю -
С этим запахом не справиться никак.
     Пахнет порохом из дула,
     Пахнет вобла и акула,
     За спиною пахнут прошлого мосты...
     Снова чем-то потянуло, потянуло -
     Наконец-то, наконец-то, это ты...

Понимаешь, это просто, очень просто
Через запахи планету открывать.
Вот чеснок - он пахнет остро, очень остро -
Надо песенку об этом написать.
     Мир от этой песни ахнет,
     Пихта лапой в нервы трахнет,
     Паровоз задаст вопрос - и под откос.
     Что же все-таки не так на свете пахнет?
     Что понюхать мне еще не удалось?

Понимаешь, это умно, а не глупо,
Если в песне обо всем не говоришь.
Потому пишу не остро и не тупо
Про тайгу и в то же время про Париж.
     Пусть полным-полно набиты
     Мне записками карманы,
     Пусть четырежды я стал лауреат, -
     Все равно от вас уеду еропланом
     За туманом и тайгою в Ленинград...

1967

 

 

 

 

[110]

 

ПАРОДИЯ НА ЕВГЕНИЯ КЛЯЧКИНА

(на мелодию "Сигаретой опишу колечко...")

Авторучкой напишу словечко,
Кляксой на листе поставлю точку.
Надо мне талант свой поберечь бы,
Да не берегу - уж это точно.

За окном дыханье ветерочка,
На столе один коньяк, да водка.
Ах, какая глупенькая ночка,
Ах, какая грустная погодка.

Город спит, в домах ни огонечка,
Мы сидим и пьем - и все нам мало.
Думал я, что ты вахтера дочка, -
Оказалась дочка генерала.

Ну, чего там ждать - скорее в норку,
Руки над гитарою повисли.
Что ж, давай под черную икорку
Запивать не беленькие мысли.

И пока не уведут под ручки,
Буду петь про общества болячки.
Я ведь менестрель - один из кучки,
И не кто-нибудь - ЕВГЕНИЙ КЛЯЧКИН !!!

1968

 

 

 

 

[111]

 

РАССКАЗ РАБОЧЕГО НИКОЛАЯ ПЕТУХОВА О ТОМ,
КАК ЕГО УВОЛИЛИ С РАБОТЫ,
РАССКАЗАННЫЙ ИМ В РЕСТОРАНЕ
"БОЛЬШОЙ УРАЛ"
31 января 1967г.

(пародия на отдельные песни А.ГАЛИЧА и Ю.ВИЗБОРА)

Был работник я хороший и положительный,
Звал начальник меня просто - Колечка,
Не прогуливал без причины неуважительной,
Не филонил на работе нисколечко.

Но однажды у знакомой моей у Ниночки
Была то ли свадьба, а то ли поминочки.
Накормили меня там в доску-стелечку,
Уложили нечленораздельного на постелечку.

Утром в чуйство пришел еле-еле я,
На завод не пошел - был с похмелия.
Все казалось мне в мелкую, мелкую клеточку
И хотелося то рассолу, то сигареточку.

Через суточки я под музыку похоронную,
К черту шуточки, шел к начальнику на поклонную.
Протянул ему заявление с содроганием,
Где просил, что б меня "по собственному" желанию.

Но, набежала на лицо начальника тученька,
И не дрогнула рука его и авторученька.
Написал он резолюцию сикось-накося
Резолюцию современную - "выкуси-накося!".

Почесал тогда я пальчиком по затылочку
И полез, как у нас говорится, в бутылочку.
Просклонял, проспрягал его с верхней полочки,
В ход пускал ругательства новые, как с иголочки.

Из души и в душу и все подобное прочее,
Дальше петь не могу - дальше все одни многоточия.
Но гляжу я, что выдал ошибочку-пеночку, -
Для начальника это словно горохом о стеночку.

И, пока в это дело не вмешалась милиция,
Заявление взял и решил раствориться я.
Так вкатали в трудовую мою биографию
Из статьи 47 (пункт "А", или "Б", или "Ж") монографию.

Вот с тех пор без работы хожу и болтаюся,
По отделам все да по кадровым ошиваюся,
Уж жена на меня глядит львами-тиграми,
Ненавидит меня, говорит, всеми фибрами.

Как проснется, так спозараночки
Все рычит-ворчит...
Может, кто из вас меня, граждане, гражданочки
На полбаночки
Выручит???

1968

 

 

 

 

 


 

 

 


На стартовую страницу Вверх В оглавление

 

 

Сайт "Геологи Урала"